Вечер ужимок и контрастов. Матс Эк в Парижской опере

0 879
На сцене Palais Garnier балетная труппа Парижской оперы представила современную программу — вечер одноактных балетов Матса Эка. “Дом Бернарды” и “Что-то вроде…” — две несхожие работы шведского мэтра, которые разделяет 20 лет. Они вошли в репертуар труппы в 2008 году и стали его бесспорным козырем.

“Дом Бернарды” на музыку Баха и испанских традиционных гитар Матс Эк поставил для “Кульберг-балета” в Стокгольме в 1978 году. В этой труппе он состоялся как танцовщик, хореограф и руководитель, из нее же в начале 1990-х ушел в свободное плавание. Театральную пьесу испанца Федерико Гарсиа Лорки “Дом Бернарды Альбы” он выбрал не случайно: с юности и по сегодняшний день Матс Эк разрывается между танцем и театром.
Сюжет пьесы остался практически неизменным. Овдовевшая ханжа Бернарда держит в черном теле своих дочерей, лишая их малейшей надежды на женское счастье. Появление на горизонте мужчины приводит к трагическому финалу: уличенная в связи с ним младшая из сестер, опасаясь гнева матери, осуждения сестер и косых взглядов соседей, сводит счеты с жизнью.
В этой “драме из жизни женщин испанских селений” Эка интересует тема угнетения: его балет пронизан почти физическим страхом. Он определил и жесткую структуру спектакля, и однозначные характеры, и четкую хореографию: в “Доме Бернарды” нет ни одного проходного момента.
Заглавная роль предназначена для мужчины. Бернарда в исполнении Хосе Мартинеза загоняет несчастных дочерей под стол одним взглядом. Его статная тиранка невозмутима и холодна. Стальной апломб этой женщины скрывает ее чувства с надежностью банковского сейфа: ни единой эмоции даже при виде повесившейся дочери. Неприступная крепость рухнет лишь в последнюю минуту балета: брошенная всеми Бернарда сползет по стене и беспомощно ссутулится.
Ее оппонентом выступает служанка. За партию дерзкой испанки взялась этуаль Мари-Аньес Жилло — эту роль в первой версии танцевала великолепная Ана Лагуна (теперь она репетитор этого балета) и танцевала так, что от ударов ее сапатеадо летели искры. В случае госпожи Жилло французская изысканность взяла верх над испанским темпераментом.
Отношения между сестрами, которые играют то против матери, то друг против друга, хореограф Эк расписал настолько подробно, что считывается каждая эмоция. Их парализованные страхом спины выгибаются напряженной дугой, плечи лезут на уши, а ноги вязнут в низком плие. Внутренняя скованность отражается в нелепых движениях — ущербных ужимках, полупрыжках, исподтишка выпущенных батманах. В пятерке сестер отличилась этуаль Клермари Оста. Ей точнее всех удалось передать эту смесь затаенной зависти, страха и протеста.

Если “Дом Бернарды” — это театр, то второй спектакль программы “Что-то вроде…” похож на захватывающее кино. На сцене — совершенно отвязные танцовщики, в которых превратились на этот вечер педантичные артисты ведущей французской труппы. В главном герое — мужчине в женском платье и туфлях — с трудом опознается этуаль Никола ле Риш. Взлохмаченный, поникший, отупевший, он вроде только что проснулся, а может и вовсе не ложился. Из первого ряда на сцену поднимается женщина в мужском костюме (первая танцовщица Нолвен Даниэль). Собранная, решительная, активная, она деловито принимается за возвращение человеческого вида своему партнеру. Моет, чистит, одевает. В благодарность за заботу мужчина запихнет ее в огромный чемодан. Такими резкими контрастами заминирован этот непредсказуемый балет: разбросанные по всему действию, они взрываются как воздушные шары. Здесь нежность в момент оборачивается насилием, а разудалый бурлеск — трагическим абсурдом. То ли во сне, то ли в путешествии героя — прояснить этот вопрос Матс Эк не пожелал — кадры-картинки меняются в бешеном темпе, заданном музыкой польского композитора Генрика Миколая Горески. В финале все успокоится, мужчина удовлетворенно захрапит. Этот стремительный абсурд, внезапно возникающий и так же резко прерывающийся, отрезвляет похлеще ведра ледяной воды и оставляет смешанные чувства — “что-то вроде…” восхищения.