Крупное явление

0 562

Новый проект Вальц — грандиозное действо, в котором заняты 24 танцовщика и даже есть неположенный для постановок современного танца антракт (как с настоящем балете) — в первый раз показали в июне на фестивале в Цюрихе. Теперь, участвовавший в создании спектакля фестиваль Spielzeit’europa, открыл им свою традиционную осеннюю программу. Не без пафоса. В программе феста есть копродукция Анжелена Прельжокажа и Большого театра, новая работа Сиди Ларби Шеркауи, китайская «Весна священная», но возглавляет этот парад открытий и премьер Саша Вальц, статус которой, похоже, меняется на глазах. Она теперь не просто лучший хореограф contemporary dance, создательница уникального творческого проекта «Вальц и гости», объединяющего хореографов, композиторов и художников, не просто бунтарка и вольная птица, ставящая по всему миру и обитающая при этом на аскетичной берлинской площадке Radialsystem V, привлекающей благодаря ей самых актуальных творцов. На Сашу теперь смотрят с какой-то новой надеждой: Саша теперь Пина. Так и пишут в газетах: «Саша Вальц после смерти Пины Бауш — ведущий немецкий хореограф». Как будто при Бауш она была некоронованной королевой, а теперь настал наконец момент инаугурации.

Это все, конечно, благоглупости — Вальц сама по себе величина безотносительная? и чужая корона ей ни к чему. Но вот то, что в Continu Вальц вдруг так отчетливо проступила их общая с Бауш родословная — пафос, темы и приемы классиков немецкого экспрессионизма — действительно любопытно. Массовые, скульптурно вылепленные сцены как будто напрямую отсылают к многофигурным композициям отцов-основателей немецкого выразительного танца. Особенно мистериям Мари Вигман. Человеческие группы здесь дрожат коллективным телом, дышат общими легкими, набирая скорость, перекатываются морскими волнами, чтобы обрушиться потом всей накопленной мощью на какого-нибудь отколовшегося индивидуума. И выглядело бы это слегка патетично и старомодно, если бы не уникальная танцевальная техника Вальц, предшественникам и не снившаяся.

Это сходство тем более удивительно, что Вальц, конечно же, никого не цитирует. Разве что саму себя. Любой спектакль Вальц, как правило, часть цикла. Так было с трилогиями «Травелоги», «Тела», артсерией «На земле», «Аллея Космонавтов», «Zweiland». Так и Continu — продолжение предыдущих работ. Нашумевших Dialoge 09, показанных на открытии Нового музея в Берлине и аналогичного проекта, открывавшего спроектированный Захи Хадид музей в Риме. Оттуда, из музейного пространства, и произрастает архитектура ее новой вещи. То, что сама она называет «диалогами между музыкой, пространством и танцовщиками». Диалогов много. Пространство же в отличие от музейного ограничено. Там танцовщики зависали на стенах ожившими фризами. Обживали колонны и лестницы. Соло и дуэты возникали в самых разных местах — 10 тыс. перемещавшихся по музею зрителей могли режиссировать из рассыпанных фрагментов собственный спектакль. В Continu Вальц возвращается на сцену, повторяя прежние темы и адаптируя к новому пространству найденные приемы. Зрителю же приходится уже не так сильно напрягаться. Ну разве что разок сильно наклонить голову влево, чтобы проследить, как ходят по стене босоногие девушки, которых несут партнеры в руках перпендикулярно полу.

Автор SEBASTIAN BOLESH

Невесомость — неизменная цель и постоянная тема Саши Вальц. Практически пустую, затянутую в черное сцену, танцовщики осваивают, как открытый космос. В первой части спектакля вообще словно парят в воздухе благодаря белому покрытию сцены, которое, впрочем, быстро приходит в негодность. Передвигаясь, артисты размазывают босыми ногами краски по полу, поднимают его, показывая получившиеся каракули, а потом и вовсе, под хохот зала, скатывают пол в рулон и уносят — была вселенная и нету. Вторую часть спектакля Вальц также открывает сценой парящих в воздухе тел. Проворачиваясь на специальных приспособлениях, они приближаются к полу так медленно, словно контакт с поверхностью опасен и отнимет у них часть их космической свободы. Эта мечта о полете, чистом движении, не обремененном земным притяжением, сквозит во всех замечательных дуэтах второй части. Тело девушки бесшумно выпадает из рук партнера, летит в его объятия спиной, скользит над головой партнера, проплывает между ног… Все это было и раньше, но ни разу еще в таком ошеломляющем объеме и с таким запредельным перфекционизмом.

Работы Вальц чем сложнее, тем аскетичнее, чище и абстрактнее. Соло, ансамбли, дуэты в Continu возникают как будто сами по себе. Без первопричины. Хореография все больше напоминает о работе Вальц в опере. Когда маленькая китаянка, качаясь телом, плетет ручками какую-то паутинку вокруг лица, кажется, что она поет. Даже понимаешь о чем. Неподвижные группы излучают энергию и согласованность хора. Это так мощно, что временами кажется Вальц, идущая бескомпромиссно не за канонами contemporary dance, а за собой и своими темами, ставит уже какой-то «хоровой балет» или как там его назовут, когда она изобретет-таки свой новый танцевальный жанр. Причем материала в Continu снова набирается на несколько новых работ. Огромная сцена на музыку Эдгара Варезе с бурными столкновениями мужской и женской групп тянет на отдельную постановку — практически это уже и есть «Весна священная». Возможно, так и будет. В случае с Вальц, как мы знаем, продолжение всегда следует.